Жители биосферы

Углекислоту в процессе дыхания выделяют сапрофаги и редуценты. К ним относятся дождевые черви, насекомые, бактерии и микроорганизмы, словом, те кто питается всякого рода выделениями и трупами растений и животных. И хотя рассказ о них звучит мрачновато, именно усилиями этих могильщиков жизнь возрождается из смерти. Редуценты вызывают брожение и гниение остатков живых существ и разнообразных органических отходов, в конечном счете разлагая органическое вещество на составляющие его компоненты. Так восстанавливается неорганическая материя.
На одном гектаре почвы живут 1,8 миллиона дождевых червей. Это 500 кг живых существ, которые, переваривая землю, смешивают минеральные частицы с органическими и выделяют 5 тонн этой смеси на гектар. Это 1,8 миллиона конечных и начальных звеньев биологического цикла, который можно сопоставить с совершенным часовым механизмом, где тысячи винтиков тесно взаимосвязаны между собой. Сломайте или выбросьте один из них — и стрелки часов, бешено вращаясь, убегут вперед или же начнут отставать. Создается впечатление, что жизнь в природе движется по замкнутому кругу. На самом же деле не все компоненты биосферы бесконечно возобновляются. Вымерли мамонты и ряд других животных. Да и папоротник в лесу Фонтенбло уже не похож на своего гигантского предшественника из мезозойской эры.
Хотите фоточки в стиле ню? Тогда закажите на этом сайте. Удачных кадров.
Эволюция флоры и фауны продолжается; в будущем, вероятно, появятся новые виды живых существ. Но развитие идет чрезвычайно медленными темпами, и пытаться ускорить его — непростительный авантюризм. По мнению океанологов, потребуется не менее 500 восстановление биологической среды тех участков континентального шельфа, где дно бороздил трал рыболовецкого судна. Ален Бомбар рекомендовал отдыхающим на берегу моря: если вы в поисках краба сдвинули с места камень на пляже, аккуратно положите его на место. Небрежно перевернув и бросив его, бездумно нарушите равновесие пусть небольшого, но уникального участка биологической среды, что приведет к экологической микрокатастрофе. Природа — это не музей, где сохраняется неизменность экспозиции. Поступление новых экспонатов исчисляются в миллионы лет. Вспомните, что от наиболее древнего предка человека — рамапитека — нас отделяют 8 — 12 миллионов лет.