Кинематограф

Не смотря на мое критическое отношение к некоторым тенденциям в современном театре, я по-настоящему люблю это искусство. Интерес к театру сегодня сильно возрос. Как показывает статистика, сегодня в театры стали ходить значительно чаще. Особенно это относится к крупным столичным городам, но сейчас этот процесс захватывает и периферийные театры, где быстро растет заполняемость театров. В среднем эта цифра достигает 50—60 %. Разумеется, это связано с повышением уровня и качества театрального обслуживания. Но дело и не только в этом.

На мой взгляд, суть этого явления заключается в том, что театру, в силу его особой природы, более успешно удается разрешать проблему уникальности художественного восприятия. Когда мы смотрим даже очень хороший фильм, то где-то отдаем себе отчет в том, что имеем дело с копиями, которые в то же самое время, может быть, прокручиваются в десятках кинотеатров страны. В театре мы имеем дело с совершенно определенным актерским ансамблем, который разыгрывает пьесу здесь, в зрительном зале, на наших глазах. Мы сталкиваемся как бы лицом к лицу с удивительным феноменом непосредственного рождения искусства.

Правда, то, что я условно определила для себя, как феномен уникальности в современном искусстве, имеет и свою обратную сторону. Люди идут в театр не только потому, что они хотят увидеть зрелище яркое, интересное, единственное в своем роде, но и потому, что посмотреть нечто оригинальное становится просто престижным. Существует даже такой грустный парадокс. Те, кто часто ходит в консерваторию, утверждают, что если вы действительно любите и понимаете музыку, то на концерты прославленного, виртуозного пианиста Святослава Рихтора лучше не ходить. Представляю ваше удивление. Но объясняется все довольно просто. В зале будет другая публика, не та, к которой уже привык, которая создает особую атмосферу восприятия музыкального произведения. И это очень тревожно — по велению моды, а не по велению сердца.

Теряетесь в выборе кондиционера ? Тогда сайт выше вам поможет. Выбор огромный, но и консультанты помогут.

Кинематограф в этом плане значительно демократичнее, но, на мой взгляд, он чрезмерно пользуется, подчас даже эксплуатирует это замечательное качество. К сожалению, я не имею возможности смотреть много фильмов, но даже в том, что я успеваю посмотреть, чувствуется, как постепенно возрастает роль «кассового» момента.

Наверное, это объясняется тем, что остросюжетный, комедийный, костюмный фильм сделать значительно проще, нежели произведение, отмеченное печатью творческой индивидуальности, оригинальности, глубиной постижения жизненного материала. Действительно, ориентироваться на восприятие мальчишки, который, затаив дыхание, будет следить за тем, сорвется или не сорвется герой в картине с небоскреба, значительно легче. Но как быть, когда необходимо вызвать у зрителей целую гамму сложнейших переживаний. Здесь, как правило, стандартные рецепты не срабатывают.

На мой взгляд, именно в этом заключается причина всех неудач, связанных с созданием так называемых молодежных фильмов. Режиссер рассчитывает на какую-то другую реакцию. Он ставит совершенно не те проблемы, которые действительно волнуют молодежь. Во всяком случае, когда я смотрела картину «Смятение чувств», то поняла это особенно отчетливо. Авторами фильма являются наши известные кинематографисты — режиссер П. Арсенов и сценарист А. Володин. И это обстоятельство как-то сразу настроило на серьезное восприятие, но, к сожалению, надежды не оправдались.